Previous Entry Share Next Entry
Был ли Маркс «выродком» собственного класса?
kolosok_1

В статье С. Кургиняна «О коммунизме и марксизме – 97» приводятся рассуждения о том, насколько общественное бытие определяет общественное сознание, и какие бывают «флуктуации» этой неумолимой предопределенности.


Дело в том, что угнетаемый пролетариат не породил учения о собственном освобождении из-под власти капитала, и что это учение было создано в недрах господствующего класса, класса угнетателей. То есть, определенные представители привилегированного слоя, по сути, изменили «своим», взломав тем самым «роковую» зависимость собственной судьбы от общественного бытия благополучной среды, далекой от проблем угнетенных и обездоленных.

Первая часть вопроса была мне интересна с подросткового, точнее с пионерского возраста. Почему пролетариат, класс-гегемон, не обосновал свое «гегемонство» сам, без обращения к тем, кто этим классом так или иначе управлял? Такая зависимость от правителей-поработителей представлялась в бескомпромиссной юности несколько унизительной.

Казалось бы, «все козыри» у пролетариата на руках: ведь это позитивный, по Сен-Симону, класс, творящий все земные блага, и сам при этом облагораживающийся (труд преображает и облагораживает человека – во времена СССР это было неоспоримой истиной).

Понимание того, как труд может, наряду с облагораживанием, в соответствующих условиях, выматывать и отуплять, было мне недоступно: я не видел примеров подобного в окружающей меня советской жизни. Все работали по восемь часов, а вечером – иди себе в библиотеку, или университет, учись и постигай неведомое.

Классическая литература восполнила этот пробел (в частности – роман «Мартин Иден» Джека Лондона). Увы, общественное бытие реального пролетариата 19 века не предполагало массовой страсти рабочих к интеллектуальным изысканиям. Современный конвейер, добавим для полноты картины, так же успешно опустошает человека, как и сто лет назад.

Есть и более тонкие моменты, объясняющие неспособность угнетаемых к интеллектуальному сопротивлению. Это психологический слом раба перед господином, включающий защитные механизмы. В результате – «окукливание» и замыкание в рамках гетто. Данная ситуация хорошо описана в литературе, в частности, в романе М. Горького «Мать». Тяжела и беспросветна жизнь рабочей слободки, но она же и привычна, «освящена» традицией.

Что интересно, попытки отдельных личностей вырваться за рамки гетто воспринимаются его обитателями крайне негативно, как и попытки представителей господствующего класса вырваться за «господские» рамки. Нарушители конвенции причислялись, по меткому выражению С. Кургиняна, к «выродкам», причем с обеих сторон.

С первой половиной вопроса все более-менее ясно, но остается вторая – самая интересная. Почему и для чего отдельные представители класса господ стали его «выродками»? И в каком смысле они «выродки»?
Используя эту социально-биологическую метафору (выродок, вырожденный, утративший ценные свойства, отверженный и противный большинству), начнем разбираться с привлечением биологии. При этом есть риск впасть в биологизаторство, то есть – увлечься абсолютной предопределенностью людей не только общественным бытием, но и самой их биологической природой. Риск есть, постараемся его учесть и избегнуть опасности.

Так вот, в природе царит инстинкт самосохранения. Девиз: «Спаси себя сам» биологически продуктивен. Способность к самосохранению возрастает по мере усложнения форм жизни – от простейших организмов до высших животных и человека. От инстинктов к рефлексам, и далее – к самосознанию – идет усиление способности к личному спасению. Человек наделен способностью не только эффективно реагировать на непосредственную опасность, но и предвидеть ее заранее.

Но самое интересное, что при этом в природе существует материнское самопожертвование, то есть «парадоксальный» отказ от самосохранения. Не редкость самоотверженное поведение ради «общества» – стада, стаи и т.п. Примером этого может служить «дежурство часовых» животных, наблюдающих за обстановкой.

Завидя опасность, дозорный громким криком оповещает сородичей, тем самым становясь самым заметным для хищников. Это свидетельствует о том, что уже в биологической природе заложена парадоксальная реакция на опасность. Биологи говорят о приоритете сохранения вида над инстинктом самосохранения.

А может быть, есть и более высшие приоритеты? Виды могут архаично сохраняться сотнями миллионов лет, но могут, в периоды глобальных катастроф, внезапно и быстро развиться в нечто более совершенное. Может быть, в приоритете не только сохранение, но и развитие? Ведь история живой природы – это бесконечная сага о развитии, совершенствовании и усложнении.

И в этой драме «выродок» вполне может быть светочем и надеждой не то, что вида, но и самой жизни. Все дело в приспособляемости, то есть в необходимости адекватной реакции на изменяющиеся условия окружающей среды. Среда (аналог общественного бытия в наших рассуждениях) время от времени меняется, причем порой иногда катастрофически резко. Не будь соответствующего количества «выродков», живая жизнь давно прекратилась бы.

Именно «выродки» дают шанс выжить и приспособиться к новым условиям. И здесь нужно отметить важный момент – парадоксальность спасительной приспособленческой реакции на вызовы времени.
На земле есть тяготение, значит, лучше приспособятся плоские, невысокие организмы, или же погруженные в жидкость для снижения веса? Вроде да, все логично, но вдруг возникает тяга к небесам, и выясняется, что господство в воздухе дает сильные преимущества, то есть замечательную приспособляемость.

Так что самая сильная (биологическая) обусловленность внешними обстоятельствами может вызвать разные, причем самые неочевидные ответы на новые вызовы.

Это обстоятельство хорошо просматривается в природе, а что говорить про человеческое общество, парадоксальное «с точки зрения» представителей животного мира? Биологи говорят о боязни хищников по отношению к человеку: он слишком непредсказуем, часто поступает вне биологической предопределенности, которую можно «просчитать», и потому он особо опасен.

Возвращаясь к теме контрэлитных «выродков» собственного класса, в первую очередь к Марксу, можно заметить «особость» его приспособления к новому бытию.

Общество 19 века впадало в опасную полосу социальных бурь и потрясений, что прямо угрожало существованию господствующих классов, а для некоторых его представителей – и самой жизни. При этом впервые в истории возникла призрачная поначалу, но уже вполне реальная надежда на построение бесклассового общества, намного более сложного, и куда лучше приспособленного к самым катастрофическим изменениям внешней среды.

И в этом новом обществе Маркс видел спасение всего человечества, в том числе – представителей господствующего класса. В этом смысле Маркс – не выродок, а пророк нового и спаситель самой жизни, действующий во имя высших приоритетов. Все дело в горизонтах рассмотрения. Сузим горизонты рассмотрения –  и вот вам выродок, предатель сиюминутных интересов собственного класса, расширим – спаситель человечества в глобальном масштабе.

Тут возникает много новых вопросов, например – что уж такого губительного мог увидеть гегельянец Маркс в классе господ в 19 веке? Неблагополучие низов было очевидно, а неблагополучие верхов? Можно ли строить долговременное и одновременно прочное будущее на чьем-то вопиющем неблагополучии? Какую цену придется платить за неправедное господство, и как гнусно преобразиться сам господин, не вышедший за рамки общественного бытия собственной среды?

Оставим эти темы для дальнейшего рассмотрения.



  • 1
Я так понимаю, вы ждете, что наша элита, вернее в нашей элите подобные выродки, когда-то возьмут да и проявятся. Не только проявятся, но и победят. И тогда!... пойдем мы под красным знаменем вслед за выродившимся Путиным в светлое будущее?

Мы не ждем, мы - работаем. В вашей постановке вопроса выродится должен был Бисмарк, а не Карл Маркс, но речь же не об этом.

Ладно, проехали, значит я не понял.

Всегда удивительно видеть, когда гражданин нашей страны, рассматривающий гибельные для страны факты, включает защитную реакцию, чаще всего отрицание. Факты, которые можно сегодня легко проверить, вызывают либо обращенный на собеседника гнев, либо показное равнодушие. Мысли в первой части статьи дают интересную точку зрения на этот феномен.

интересный ракурс

неожиданный разворот.
чудо, рассмотренное сквозь замочную скважину с заданными (автором статьи, на которую пишете отзыв)контурами. при описании чуда - ключики- отмычки, слова-колокольчики, цепляющие и манящие. непросто следовать за рассказом (сам прочёл статью и получил на волос иные впечатления. и эти впечатления бурею в стаканчике воды отзываются на манеру рассказа). который выводит - только представьте себе! - на вопросы!!! заданные очень точно.
это прочесть мне было очень на пользу. спасибо.

Спасибочки. В газете бы еще опубликовать...

  • 1
?

Log in

No account? Create an account