Previous Entry Share Next Entry
Тарас Шевченко - предтеча Бандеры
kolosok_1

Про Шевченко, как крестного отца украинского национализма есть книга http://okopka.ru/n/nachalxnik_k/text_0070.shtml

Текст, как говорится, для продвинутого пользователя. Я-то в школе проходил Шевченко в огромном количестве, и это было лучшее в не очень-то богатой украинской литературе. Шевченко - это талант, безусловно.

Советская власть не велела славить Бандеру, взамен был культ Шевченко. На Западной Украине памятников Шевченко было куда больше памятников Ленину, они были везде - практически в каждом глухом селе. Это был такой утонченный отпор советизму (семья народов, ага) и "русскому империализму".


"Я знаю и люблю Шевченко, как земляка и даровитого художника; мне удалось и самому кое-чем помочь в первом устройстве его судьбы. Но его погубили наши умники, натолкнув его на произведения, чуждые истинному таланту. Они все еще дожевывают европейские, давно выкинутые жваки. Русский и малоросс - это души близнецов, пополняющие одна другую, родные и одинаково сильные. Отдавать предпочтение, одной в ущерб другой, невозможно.

Нет, Осип Максимович, не то нам нужно, не то. Всякий, пишущий теперь, должен думать не о розни; он должен прежде всего поставить себя перед лицо Того, Кто дал нам вечное человеческое слово..." Долго еще Гоголь говорил в этом духе".

Короче говоря, Шевченко, по мнению его современника - Гоголя, стравливал русских и украинцев. Причем не абы как стравливал, а с подачи европейцев (которые нынче достравливались до адской крови и непримиримой вражды в Донбассе).

Теперь Бандера, как законченный и непримиримый русофоб, по-праву занял центральное место в кровожадном укронационалистическом пантеоне пантеоне, но Шевченко - его предтеча.





Из всех гетманов Шевченко наиболее ненавистен Богдан Хмельницкий. Сама Украина (правда, как всегда, не своим голосом) выносит ему приговор:




      ... Ой, Богдане!




      Нерозумний сину!




      Подивись тепер на матір,




      На свою Вкраiну...




      ... Ой, Богдане, Богданочку!




      Якби була знала,




      У колисці б задушила,




      Під серцем приспала.

Для тех, кто не силен в мове: мать проклинает сына - Богдана Хмельницкого, присоединившего Украину к России и мечтает его задушить в колыбели за это деяние.







  • 1
Прислали в почту:

Литература, литературное произведение, как всегда, и много больше, и много меньше всего того, что читатели и потомки себе вокруг него навоображают.

Так же и с Тарасом. некоторый пиетет к его имени, его истории, его текстам присутствовал у всех - в большей или меньшей степени.

Совсем другой компот, когда теория сталкивается с практикой, а текст с его окружением, с его контекстом. Напоминаю, невзирая на происхождение, образование Тарас получил петербургское, причём наилучшее дворянское. А значит, европейское (напоминаю, родной для Пушкина язык - французский, русскому в возрасте пяти лет его начала обучать няня, да-да, та самая Арина Родионовна. Вот в такой среде обучали и юного Тараса.

А теперь глянем тексты Тараса в контексте его современников. И получим, даже отсеяв некритично тексты Адама Мицкевича, Жуковского и Пушкина (допустим, нелюбимые ляхи - хотя это и спорно, - и ненавилимые москали могли стать антипримером), что по сравнению с германоязычными и англоязычными романтиками Тарас... третьестепен! Причём, по сравнению в Жуковским, явным переводчиком и популяризатором, сила художественных образов меньше, сюжеты площе, мысли неглубокие, а образы банальны! Но, поскольку речь идёт не о переводах, а об адаптации путём компиляции, то возникает вопрос о степени самостоятельности, о том, что улучшает, преобразует первоисточник - а с этим у Тараса...

И совсем другое дело, когда мы рассматриваем тексты Тараса в контексте его современной украинской литературы: вместо "океан соплей с сиропом в каждой чайной ложке чтива" вдруг такая живость сюжетов, грация образов, подвижность характеров, экспрессия образов!

Такое бывает, это называется талант национального масштаба, национальный талант. С их помощью национальная культура "догоняет пропущенные" в мировом контексте, такое было во всех мировых культурах, в русской такую функцию выполняли Карамзин и Жуковский, но... Но потому и Жуковский, и Карамзин явления больше, чем национальные, что они "выполнили и перевыполнили", подняли уровень русской словесности не только на мировой уровень, но и создали нишу национальной своеобразно что, создали русский просветительский романтизм (хотя в мировом контексте между просвещением и романтизмом ещё несколько ступеней), что дало дорогу Батюшкова, Пушкину и многим-многим-многим...

А Тарас " не осилил". Выполнил программу-минимум, и тут остановился. С одной стороны, и дистанция, которую удалось преодолеть с его помощью украинской литературе, громадная, с другой - национальная своеобразно что украинской культуры осталась неизменной...

Неизменной - это какой?

Любая национальная культура как самоидентичность проходит несколько типичных ступеней. Сначала - самоидентификация как противопоставление своих, правильных, другим, окружающим, неправильным. Мы - "словене", словом владеем, а они " не умеют правильно говорить", а потому немые, "немци".

Второй этап - самоидентификация как нахождение корней в прошлом, той традиции, которую продолжают сознательно. " Москва - Третий Рим, а четвёртого не бывать".

Третий этап - самоидентификация как нахождение своей самоценности, того, что есть у нас уникального, того, что мы можем предложить другим (прежде "немцям") с радостью, того, что они у нас с радостью переймут. У Византии такая самоидентификация дара была православием, у Рима - римское право. Как правило, третий этап это " последний взлёт перед крушением". Европа, кажется, свой "третий дар" в виде либерализма (не путать с либерастией) уже нашла, штаты ещё ищут "вторые корни", Россия имеет корни, но ещё не обрела дара.

А украинство застряло на первом этапе самоидентификации, на противопоставлении. Поэтому-то продолжение украинства - только национализм или фашизм, в поисках второго этапа, как мне кажется, и насаждали искусственно " вырыли чёрное море" и "осеменили слонов и мамонтов"...

Насколько в этом виновен Тарас? Насколько то, что он остановился (сам или остановили? Если сам - не смог или не пожелал?) определило невозможность украинства на корни и дар? И почему корни не стали предметом интереса последователей? Коцюбинского, Леси, Франка, других?


Но зависят ли они от текстов Тараса или от их не благодарных читателей и их безумных потомков?

Мне кажется, второе - именно поэтому я Тараса не читаю...

а вот это рассуждение в тему пошло.

рассуждая о Гёте, Фаусте и том, чего разыскивал там Геббельс, Кургинян говорит, что важно в таком тонком деле РАЗЛИЧАТЬ. людей, ЗАТОЧЕННЫХ выискивать и расколупывать Зло, НАЛИЧЕСТВУЮЩЕЕ в творчестве гения, и ремесленников, занятых ПРИПИСЫВАНИЕМ гению той или иной гнили.
до сих пор Шевчено представлялся мне гуманистом. как, впрочем и Гёте. безусловно, будет жаль разочароваться счастливом заблуждении, образовавшемся в счастливом детстве. но истина - дороже. это - во-первых.
а в-главных, следует быть очень осторожным, выдвигая такие предъявы - рушить легче, чем созидать. развенчать Шевченко возможно. украсить же венцом праведника падшую падаль НЕ получится.
а скреп, ежели посмотреть внимательно, не так чтобы уж и дофига.

Шевченко "расколупывал" Гоголь, а Гоголь совсем не дешевка. Увы, русофобии у Шевченко в достатке. Нам преподовали Шевченко, как борца с царским режимом, а царь - русский.

Я вовсе не призываю валить памятники Шевченко, но он явный элемент того, на чем собиралась украинская нация - на ненависти к русским.

Не вникал в вопрос, но наверняка этого добра полно и у поляков - Мицкевича и пр.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account