Previous Entry Share Next Entry
Резня в школе
kolosok_1

По поводу "единичного", дикого и неожиданного случая кровавой оргии в школе и реакции на нее. Ужесточить, повысить бдительность и усилить охрану - вот главное содержание этой реакции.

Можно все подворотни увешать металлодетекторами, камерами и вживить каждому чип с устройством самоуничтожения на случай срыва крыши. Кстати, к этому все уверенно идет. Не поможет, господа.

Никто не говорит о причинах явления - а это скука, смертная скука, порожденная крушением смысловой основы жизни. Есть разные модусы жизни.

Первое: человек - это звучит гордо. Наполненность смыслом, энергией и перспективой, где нет места дури.

Второе: человек - это звучит скучно. Отсутствие смысла, попытки заполнить незаживающую душевную рану развлечениями, сексом, наркотиками, рок-н-роллом.

Третье: человек - это звучит страшно. Второй модус неустойчив, ситуация опрокидывается. При отсутствии всех смыслов появляется один, единственный и главный смысл - воля к власти.

Властвуя, унижая и мучая других, получаешь подобие жизни. Но не той, полноценной и бьющей ключом жизни, а квазижизни, жизни за счет других.

Зачистили смысловую поляну, избавились от светлых устремлений, "отменили" идеологию? Ходите теперь по двое, в бронежилетах и не поворачивайтесь спиной. Ни к кому не поворачивайтесь.


  • 1

Писал как-то в одной из работ



Теперь зададимся вопросом – ПОЧЕМУ многих сегодня так радует вид чужих страданий?

Ответ на этот вопрос вовсе не лежит только в воспитательной плоскости, как может показаться на первый взгляд.

Дело в том, что когда человек чувствует сильную боль, то организм… вырабатывает вещество, призванное ее снизить. Механизм действия этого природного болеутоляющего сродни механизму действия болеутоляющих искусственных. Большинство из которых, в той или иной степени, являются веществами наркотическими.

Однако недавние исследования выявили, что выработка этого вещества происходит не только тогда, когда человек сам испытывает боль, но и тогда, когда он наблюдает за страданиями других. Некоторой аналогией является выработка желудочного сока – у голодного человека она происходит не только тогда, когда он сам приступает к еде, но и даже когда наблюдает за едой других, и даже просто видит картинку со вкусным предметом.
В том числе именно по этой причине средневековые публичные казни собирали столь много зрителей – люди шли на зрелище, как на пьянку, на коллективную наркотусовку, где каждому была гарантирована своя «доза». Тем более, что доза эта получалась вполне безболезненно - ведь калечили при этом совсем другого человека.

Наверное, несложно догадаться, что действие «природного болеутоляющего», так же, как и действие других наркотиков, вызывало и вызывает своеобразное привыкание?

Уровень развития людей в средние века был, мягко говоря, невысок.
Современная наркомания - также удел не самых интеллектуально развитых членов общества.

Современное цивилизованное общество в основе своей осуждает насилие, тем более – в изощренной, зверской форме. Однако радоваться преждевременно.

Во-первых, при определенных обстоятельствах возможен очень быстрый откат– напомню, что семьдесят лет назад на западных территориях СССР бесчинствовали представители одной из наиболее развитых и культурных европейских наций, и на превращение «страны Шиллера» в «страну Мюллера» потребовалось менее 10 лет.

Во-вторых – отвергнув публичные казни и пытки, общество сбило пламя, но не потушило тлеющие угли. Ведь в современном мире для того, чтобы получить уже описанную выше «дозу», вовсе не обязательно лицезреть сожжение или колесование ведьмы на центральной площади города вживую – достаточно сходить в кинотеатр или включить компьютер. А производители кинопродукции прекрасно понимают – зритель ПОЙДЕТ на зверский фильм подобно тому, как наркоман пойдет за своей «дозой». И, конечно, заплатит за зрелище и во второй раз, и в третий, и в десятый. Как наркоман за очередной «косячок» или шприц, как алкоголик – за очередную бутылку.

Таким образом, «леденящие кровь» сцены являются мощнейшей наживкой для цивилизованных, виртуальных наркоманов. И точно так же, как наркоман реальный, попадая в зависимость, постепенно перестает испытывать «кайф» и нуждается в увеличении дозы, наркоману виртуальному, по мере повышения «болевого порога» требуются зрелища, все более и более необычные и леденящие кровь в ещё большей мере.

И если бы все эти люди так и жили в своём виртуальном мире, в своей матрице – то это было бы ещё полбеды. Но живут они в реальном мире, и после двух с половиной часов киносеанса неизбежно возвращаются на улицы. А ведь, следуя логике «возрастания дозы», у многих из них рано или поздно наступает момент, когда одного зрелища «для полноценного кайфа» уже станет мало. Потребуется реальный запах, реальное трепыхание разрываемой плоти, реальное хлюпание крови под подошвами ботинок, реальное….

Потом полиция будет сбиваться с ног в поисках очередного «Битцевского маньяка», а возмущенные обыватели негодовать – «как можно было до такого дойти»?..

Re: Писал как-то в одной из работ

Интересно, очень интересно. Но не только в этой гормональной пляске дело. Вид чужих страданий дает подчеркнутое ощущение своего благополучия.

Re: Писал как-то в одной из работ

вы к химии хотите свести человека? да или нет?

  • 1
?

Log in

No account? Create an account