Previous Entry Share Next Entry
Какого человека формирует ювенальная юстиция?
kolosok_1
Начнем с того, что нынешние жесткие представления ювенальщиков о том, каков должен быть уход за ребенком, существовали не всегда. Более того, совсем недавно представления о правильном и благом детстве были совсем иными.

"Мой отец, Сидоров-старший, драл меня, Сидорова - младшего, как сидорову козу. И ничего - выросли" - это из фильма "Люди и манекены, 1974 г. Это про наказания. А про что другое - вспомним хотя бы знаменитый рассказ Носова "Мишкина каша", написанный в сороковых годах прошлого столетия.

http://lukoshko.net/nosov/noskm1.shtml

Напомню его фабулу:
дин раз, когда я жил с мамой на даче, ко мне в гости приехал Мишка. Я так обрадовался, что и сказать нельзя! Я очень по Мишке соскучился. Мама тоже была рада его приезду.
- Это очень хорошо, что ты приехал, - сказала она. - Вам вдвоём здесь веселей будет. Мне, кстати, завтра надо в город поехать. Я, может быть, задержусь. Проживёте тут без меня два дня?
- Конечно, проживём, - говорю я. - Мы не маленькие!
- Только вам тут придётся самим обед готовить. Сумеете?
- Сумеем, - говорит Мишка. - Чего там не суметь!"

Короче, мать оставляет своего ребенка в деревне, в незнакомой и враждебной городскому мальчику среде, на целых два дня без малейшего присмотра! При этом дает доступ к спичкам, велит развести и пользоваться открытым огнем (иначе в деревне сороковых годов кашу и суп сварить не получится). Я уже не говорю о том, что в сюжете главный герой - Мишка, невесть как оставленный без попечения собственными родителями.

Далее, оставленные на произвол судьбы дети, терпят муки мученические, чтобы, наконец, утолить муки голода.

По нынешним временам, этот рассказ - готовый донос в опеку. В моем детстве (70-80-е) этот рассказ был на "золотой полке" детской литературы. То есть, сюжет не только не был осужден и проклят за оправдание родительского раздолбайства, напротив - он был своеобразным образцом правильного воспитания детей.

Но образец - он только тогда образец, когда соответствует некоему идеалу, то есть общему представлению о благе. Что же представлялось благом в середине прошлого века в дружной и веселой советской державе?

На мой взгляд, это проект самостоятельного, отважного и энергичного человека. Именно поэтому на упомянутую выше "золотую полку детской литературы" дружным рядом встали герои Стивенсона (Остров сокровищ), Дюма (Три мушкетера), Жюль Верна (Пятнадцатилетний капитан), и так далее.

Для того, чтобы воплотить названный проект, требовалось многое. Например, дать подростку некую свободу (возможность стать самостоятельным), сопряженную с ответственностью. Вспомним носовский рассказ: мама уезжает из дома (свобода), но если каша не будет сварена - останетесь голодными (ответственность). Далее, необходимо побороть себя, преодолевая трудности и опасности (этому и посвящен весь сюжет рассказа). При этом не обойтись без синяков и шишек, и других нежелательных последствий самостоятельного столкновения с окружающей реальностью. Стойкость и насмешливое отношение к этим неизбежным "издержкам" самостоятельной жизни в советской стране приветствалась.

Если подрастающий человечек  достойно встретил трудности и преодолел барьер, то он стал качественно иным: более уверенным в себе, энергичным, смелым и самостоятельным. Короче, ребенок заметно повзрослел. Понятно, что этих самых барьеров должно быть много, и за степенью их возрастающей сложности должны следить родители. В то же время, трудности должны быть естественного происхождения (маме НУЖНО съездить по делам в город, так как работа на общее благо того требует). Таковы советские представления о детском благе и пути их реализации.

Как уже говорилось в начале, нынешняя опека жестко пресекает то, что для советских времен представлялось благом. "Наезды" на семьи часто начинаются с установления факта безнадзорного пребывания детей. И да - современный Мишка всегда, из любой подмосковной деревни, может звякнуть в опеку по телефону доверия и "сдать" свою нерадивую маму с потрохами.

В результате мы получим человечка, чье детство может сильно затянуться - вплоть до старости. Ему всегда должны все, он же не должен никому.Все вроде бы ничего при условии, что где-то там существуют
другие: смелые, отважные и решительные взрослые. Кто-то же должен "держать удар", решать сложные проблемы и одолевать высокие барьеры, которыми так богата жизнь! А представим на минуточку, что все взрослое население, выросшее под "защитным зонтиком" ювенальной юстиции, стало иным. Каким, в самом деле, может вырасти поколение Мишек, лишенных самостоятельности и возможности реально "попробовать себя"? Ясно, каким: инфантильным, вялым, истеричным.

При этом каждый из такого подросшего поколения хочет оставить за собой право быть таким "вечным ребенком", возлагая огромные требования на других, обязанных быть "настоящими взрослыми". И тут два варианта: или эти взрослые не будут существовать, ввиду окончательной победы ювенальщиков, или "настоящие взрослые" будут господами над вечными детьми (кто-то же должен решать проблемы, и этот "кто-то" обязательно возьмет свою цену).

Ювенальная юстиция, таким образом, способствует формированию рабов. Заметим, что есть и иное воспитание - в среде элит. В элитных английских школах до сих пор в ходу весьма жесткие средства (триста лет назад выбитое в спальне стекло все "забывают" вставить, чтоб вопитанники не нежились, а кое-где практикуют и физические наказания). Так воспитывают расу господ: смелых, решительных, предприимчивых.

И речь не о том, чтобы кому-то перейти из расы рабов в расу господ, вовсе нет. Речь о том, чтобы каждый человек был своего рода господином и хозяином на своей (и в то же время - на общей) земле.


"От Москвы до самых до окраин,
С южных гор до северных морей,
Человек проходит как хозяин
Необъятной Родины своей…"

?

Log in

No account? Create an account